Жидков Андрей Тимофеевич

Жидков Андрей Тимофеевич

Ремесло портного во все времена было достаточно уважаемым. Вся одежда изготавливалась только на заказ. Одежда шилась из сукна и других тканей. В старину говорили: «Шить одежду – всё равно, что иголками колодец копать». Этим хотели подчеркнуть, что работа портного трудная, требует старания и терпения. Конечно, швейная машина намного облегчала труд.

    Смысл ремесла портного и закройщика, как и многих других ремёсел, заключается в том , чтобы приносить людям радость Вот таким ремеслом занимался мой отец, Жидков Андрей Тимофеевич. Родился он в с. Большая Кандарать Карсунского уезда 30 сентября 1891 года. В 14 лет остался без родителей и средств на существование.  Парнишка приглянулся сельскому мастеру по пошиву одежды, который научил кроить и шить, а  в последствии  подарил способному подмастерью и свою швейную машину «Зингер». Машина была замечательной и новым хозяином содержалась в отличном состоянии многие десятки лет. Для отца ремесло портного значило очень многое. Во- первых   это  зарабатывание средств для пропитания семьи, а во- вторых –  любимое дело. За своей любимой работой он отдыхал и чувствовал себя комфортно.

     Мои родители были колхозниками, трудились в колхозном производстве на различных физических работах. В течение года они вырабатывали определённое количество трудодней, за которые получали не заработную плату в денежном выражении, а сельхозпродукцию.

     Семья увеличивалась. Детей надо было растить, одевать и обувать, нормально кормить, учить в школе, покупать школьные принадлежности, а для этого нужны были деньги.

      Во всей округе Андрей Тимофеевич считался главным мастеровым, поскольку шил, и хорошо шил, не только лёгкие вещи, но всё больше пиджаки и жакеты из тканей, а так же шубняки и даже тулупы из выделанных овчинных шкур.

      Из детства помнится о том, что большее помещение дома служило швейной мастерской. В комнате стоял большой стол  для раскроя и рядом ножная швейная машина. Над ними под потолком висели десятилинейные лампы, заправленные керосином. Электричество в селе появилось к шестидесятым годам. Отец работал допоздна. Только у нас одних в улице ярко светились окна.

       Заказы на пошив или перешив верхней одежды делали не только жители с. Большая Кандарать, но приходили или приезжали люди из сёл: Малая Кандарать, Усть-Урень, Вальдиватское, Стрелецкое, Большие Посёлки, Белозерье, Кивать и мн. других. Отец очень старался сшить вещь качественно и в срок согласно договорённости с заказчиком.  Приятно было мастеру, да и нам тоже, видеть человека в хорошо сшитой одежде.   Я  абсолютно уверена в том, что мой отец и портной испытывал глубокую моральную удовлетворённость, когда видел, что сшитая им вещь радовала заказчика. Об этом говорили его довольное лицо, куда-то ушедшая усталость, уверенные шаги и гордая осанка.  Отцу помогала его жена и моя мама Евдокия Андреевна, а так же старшие дети. Разжигали утюг, гладили отдельные детали шитых вещей, заправляли лампы, убирали мусор и т.д. Плата за готовую вещь была не большой, но она была дополнительным источником средств для содержания многодетной семьи.

      В начале Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. в военном комиссариате Андрею Тимофеевичу было отказано в отправке на фронт, но дано задание,  как отличному  и признанному мастеру по пошиву одежды, организовать в его родном селе швейную мастерскую. Располагалась она в большом деревянном строении по улице Кабатской.  Кандаратские  девчата, около двух десятков человек, ходили туда работать швеями. Закройщиком был мой отец, он же учил и шить. Желающих подзаработать было больше, но принимали туда исключительно со своими швейными машинами. Работа шла в две смены. Шили на Армию шинели, гимнастерки, брюки, варежки и другие изделия, в зависимости от поставляемого сырья и заказа. К выполнению некоторых поручений, а именно: принести обеды, воду для швей и других отец привлекал свою дочь Марию. Замечательными портными были его сыновья: Николай Андреевич и Виктор Андреевич. Последний воевал на фронтах Великой Отечественной с первых  дней и до Победы.

     Умер отец в возрасте 86 лет в 1977 году. Последние пять лет был совершенно слепым. Сказалась многолетняя и напряжённая для глаз работа.

      Большая Кандарать сотни лет славилась своими мастеровыми. Здесь жили и трудились замечательные плотники, столяры, валяльщики, подшивальщики старой валяной обуви, печники.

(Из воспоминаний директора МКУК “Карсунская МЦБ им. Н.М. Языкова” А.А. Самариной (в девичестве Жидковой))

 

Добавить комментарий